Зино Давидофф. Жизнь, наполненная красотой

Зино Давидофф История успеха

Великий коммерсант, табачник Зино Давидофф был величайшим экспертом сигар. У него была одна страсть – табак. И она помогла ему создать табачную империю.

История компании Davidoff Cigars – это история жизни предпринимателя Зино Давидоффа. Его страсть и творческий дух пронизывают все аспекты изготовления сигар и наслаждения ими. Зино умел думать на перспективу и заботился о том, чтобы время, как и каждая его сигара, всегда было наполнено прекрасным.

1929 год был далеко не самым удачным для владельца маленькой табачной лавки в центре Женевы Генриха Давидофф. Однажды утром грустно зазвенел колокольчик и на пороге магазинчика появился смуглый мужчина лет двадцати трех. Одет он был в непривычный для европейского глаза белый сатиновый костюм и летние кубинские сандалии. Покупатель попробовал папиросы и заявил хозяину, что эти «российские самокрутки» давно вышли из моды, уважающие себя люди курят кубинские сигары.

Через несколько секунд гневных препирательств оказалось, что заезжий нахал не кто иной, как Зино Давидофф — старший сын хозяина лавки. За годы странствий по Южной Америке он настолько возмужал и изменился, что даже отец не узнал его.

Пять лет назад отец фактически выставил сына из дома, посчитав, что мальчику, закончившему колледж, не стоит продолжать образование в университете. «Только сама жизнь научит тебя здравому смыслу. Ты должен стать совершенно самостоятельным».

Зино Давидофф в молодости
Зино Давидофф в молодости

Прирожденный танцор

Семья Давидофф перебралась из Киева в Женеву в 1911 году, после первых еврейских погромов. Зино тогда исполнилось пять лет. В двадцатых годах у его родителей все еще были паспорта Российской империи, а Зино имел лишь временный вид на жительство. Аргентина была единственной латиноамериканской страной, куда молодой человек мог въехать со своим паспортом беженца.

Поездка на пароходе длилась два месяца. Покачиваясь на нижней, самой дешевой палубе, господин Давидофф научился блестяще танцевать чарльстон, ухлестывать за девицами и говорить по испански «грасьяс». Зино был прирожденным танцором. И в 75 лет чарльстон он исполнял безукоризненно.

Буэнос-Айрес, город изысканных портеньо, мечта авантюристов и искателей приключений со всего света, сразу сразил молодого человека из консервативной восточноевропейской семьи. Зино долго помнил свои первые песо, заработанные в Colon Opera, где ему предложили танцевать танго и чарльстон. Однажды он даже признался, что если бы не табак, быть ему каким-нибудь музыкальным продюсером.

На заработанные танцами деньги Зино отправился в плавание вдоль латиноамериканского побережья. У него была одна цель: узнать все о местном табаке.

На Кубе завершились странствия и началась карьера Зино Давидофф, «отца всех сигар». Долгие годы тесная связь с этим карибским островом станет главным нервом его судьбы и истории. Пять кубинских лет сделали Зино истинным экспертом в сигарах.

Зино Давидофф за работой в своем магазине
Зино за работой в своем магазине

Сигары должны общаться

В Швейцарии, где веками принято покупать высококлассный товар только у известных продавцов, трудно было что-то быстро изменить. Зино стал первым, кто построил специальную комнату — хьюмидор, где контролировались уровень температуры и влажности, так что сигаре здесь было так же уютно, как и на Кубе. Он обращался со своими сигарами, словно с детьми. Именно Зино сказал, что сигары должны храниться рядом друг с дружкой, чтобы они могли общаться.

Однако времена были тяжелые, и Зино еле сводил концы с концами. Позже он скажет, что это было прозябание. Мог ли он когда-нибудь подумать, что в один прекрасный день к нему лично приедет король Египта Фарух и закажет сразу 20 000 сигар. Тогда это казалось фантастикой.

Честолюбивый молодой человек старался довести работу своего магазинчика до совершенства. Лавочка была открыта триста шестьдесят пять дней в году. С восьми утра до семи вечера. Но на самом деле каждого клиента готовы были обслужить в любое время дня и ночи. Был случай, когда хозяин сорвался с постели в четыре ночи по телефонному звонку, потому что клиенту приспичило купить трубку вишневого дерева перед вылетом в командировку.

Больше всего удивляло посетителей то, что хозяин (он же продавец за прилавком, он же закупщик табака и сигар) помнил, какой сорт табака предпочитает каждый клиент. Даже если тот побывал у Давидофф всего один раз несколько лет назад. Эта способность поразила знаменитого пианиста Рубинштейна, часто бывавшего в середине тридцатых годов в Женеве. Настолько, что он пригласил Зино на обед, после которого сел за рояль и устроил концерт специально для четы Давидофф.

Магазин Давидофф на улице в Женеве
Магазин на улице du Marche в Женеве

На улице du Marche

Возможно, магазин на улице du Marche так бы и остался единственным в своем роде образцово-показательным, не вмешайся случай. В квартире Давидофф раздался телефонный звонок из Парижа. Представители крупнейших кубинских сигарных компаний предложили Зино заняться распространением всех кубинских сигар, находившихся на складах в Европе. Все опасались, как бы товар не достался немцам.

Оптовая цена в 100 000 франков была Зино не подъемной. Швейцарский банк сперва отказал ему в кредите. Однако после того, как в ответ на вопрос о залоге банкиры услышали предельно откровенный ответ, что гарантией может служить «лицо Давидофф и его честное имя», заем решено было выдать. Сигары поступили на таможенный склад в Женеве.

Началась война, и постоянными клиентами Зино стали представители дипломатического корпуса в Швейцарии и иммигранты, которым посчастливилось вырваться из Германии и оккупированных фашистами стран континентальной Европы.

Магазин Зино оставался единственным местом в Европе, где можно было найти изделия наивысшего качества. Оборот женевского магазина вырос в пять раз по сравнению с довоенными годами.

Зино Давидофф в молодости
Зино в молодости

Партия Chateau

Сразу после войны к Давидофф явились испанцы — тогдашние хозяева кубинских сигарных фабрик и плантаций. Для них существовал только один вопрос: как представить кубинские сигары на послевоенном рынке?

Чтобы решить эту проблему и заодно приятно провести время, Зино пригласил своего старого друга Фернандо Палисио и его спутников в ресторан Global. Ожидая гостей, он разглядывал винную карту, где блистали великолепные названия Chateau Margaux и Chateau d’Yquem, бутылки. И тут ему в голову пришла блестящая идея. «Давай запустим новый бренд сигар», предложил он своему другу. «Почему бы не назвать каждую витолу именем великого французского вина, как в меню».

Девять месяцев спустя в Европу прибыла первая партия Chateau, упакованных в ароматные кедровые коробки «бутыльной природы», как их прозвали. Зино был доволен, сигары оказались превосходными, ведь он договорился со своими кубинскими друзьями о том, чтобы они производились на одной из лучших фабрик — Hoyo de Monterrey. Коробки были разосланы всем владельцам нескольких Chateau: Chateau Margaux, Chateau d’Yquem, Chateau Latour, Chateau Laffite и Chateau Haut-Brion. Идея оказалась превосходной, все согласились связать свое имя с этим восхитительным брендом сигар.

Зино Давидофф за любимой работой
Зино за любимой работой

Хозяин бизнеса

В пятидесятые годы магазин Зино на улице du Marche стал одной из достопримечательностей Женевы. Здесь можно было найти любое существовавшее на табачном рынке изделие — естественно, высочайшего качества.

Однако торговая фирма «Давидофф» была известна главным образом среди истинных ценителей, а не широкой публики. Сигары с названиями французских вин и фирменные сигареты «Давидофф», которые изготавливались по заказу Зино на табачных фабриках Кубы и Новой Зеландии, продавались в одном-единственном месте на Земле — в его собственном магазине.

До 1969 года магазин Зино оставался чисто семейным бизнесом. Ему помогали брат Иосиф, сестра Елена и жена Марта. Каждый день безупречно выглядевший, одетый в костюм с иголочки Зино советовал своим покупателям, что выбрать. Он был человеком принципа и точности, который почти не говорил о делах, лишь ступив на порог своего дома. Он был хозяином, и все шло, как он хотел.

Давидофф не спешил расширять свой бизнес, открывать сеть, приобретать табачные фабрики. Он считал, что сделать работу так же хорошо, как он сам, не в состоянии никто другой. Большинство его коллег не имели представления о тонкостях табачного дела. Они оставались простыми распространителями и продавцами.

Зино Давидоф и его партнер
Зино Давидоф и Эрнст Шнайдер

Табачный магнат

Но в конце шестидесятых произошло событие, не имевшее, на первый взгляд, никакого отношения к бизнесу Зино Давидофф. Его друг и поверенный в делах доктор юриспруденции Эрнст Шнайдер женился.

В качестве приданого он получил семейное предприятие Oettinger — одну из наиболее значительных табачных компаний Швейцарии — и огромное состояние.
«Зино, если мы соединим твою безупречную репутацию и твое имя с моими капиталами, получится неплохой результат. А точнее — отличная торговая марка», — убеждал своего друга Эрнст Шнайдер. Видимо, друзья сумели договориться…

В 1970 году магазин на улице du Marche во второй раз за 40 лет был продан за нереально высокую сумму. Это дало повод жителям Женевы судачить о том, что доктор Шнайдер, который и был покупателем магазина, сошел с ума.

В результате этой сделки доктор Шнайдер получил контрольный пакет акций компании «Давидофф» и стал фактически ее полновластным хозяином. Зино остался совладельцем компании. Он сожалел только о том, что ему не удалось сохранить семейный характер бизнеса.

Доктор Шнайдер вложил огромную сумму в рекламу продукции Давидофф для продвижения ее на мировой рынок. Фирменные сигареты «Давидофф» теперь производились на фабриках Oettinger.

Расчет старых друзей оказался верным. Сигары, табак и сигареты компании «Давидофф» быстро завоевали свое место на рынке. Благодаря Шнайдеру Зино из преуспевающего торговца превратился в мирового табачного магната.

Зино Давидофф
Зино Давидофф

Из воспоминаний Жака Мелконяна

«Каждый раз, когда я заходил [в магазин] меня встречали, словно я был единственным клиентом в жизни Зино. Он предлагал мне что-нибудь новенькое и неповторимое, я покупал коробку, даже не спрашивая цены.

Это был удивительный бизнес, работа и мастерство наблюдательного восточного человека, который разделял курильщиков сигар на две категории: снобов и ценителей. Ему не нравились клиенты, которые отправляли водителя купить для них сигары. В конце концов, Ален Делон, Орсон Уэллс и Луи де Фюнес сами приходили к нему за советом. И он принимал их почти по-семейному.

Его любимыми писателями были Достоевский и Ромeн Гари, оба из России. Он был ценителем музыки, любил Моцарта. И Исаак Штерн, и Артур Рубинштейн — кстати, еще один его клиент — остались на всю жизнь его любимыми исполнителями, он считал их музыкальными героями.

С годами у Зино появлялось больше свободного времени, он полюбил утренние прогулки и дневной бридж. Он недолюбливал капризных женщин, и когда однажды какой-то клиент пожаловался, что его жена не любит кошек, Зино настойчиво посоветовал ему срочно поменять жену».

Зино не только продавал сигары, его часто видели с сигарой. Он курил и трубку, но — только по настроению, в узком семейном кругу. Его любимой сигарой оставалась No.2 ринг гейдж — 38, Gran Panetela. А самую дорогую в 60-х Punch Colossales, длиной 25 сантиметров и ценой 12 швейцарских франков, он окрестил «сигарой для снобов».

«Как долго курится Chateau d’Yquem?» — как-то спросил у него журналист. «Полтора часа, если не выкуривать последнюю треть», — отвечал Зино… Времена меняются, и, нынче мало кто может себе позволить оставить треть Chateau Laffite, стоимостью $400, в пепельнице ресторана …

По материалам «Коммерсантъ Деньги» №24/1997 , http://podrobnosti.ua, http://ru.davidoff.ch/cigars

Антонио Менегетти о психологии предпринимателя

…Экономический оператор, победитель, успешный предприниматель в основе должен обладать личностью высшего уровня с психологической, моральной и социальной точек зрения. Это зрелость лидерского действия. Что это означает?

Это человек, который на первое место ставит реализацию, инвестирование, рост, развитие собственного дела. Это не столько развитие денег самих по себе, но это развитие того дела, в которое он верит. Он испытывает любовь и страсть к своему проекту, своему идеалу, которые инвестирует в активное, живое, конкретное действие.

Это постоянная практика внутреннего совершенствования ума, деньги являются следствием мастерского действия. Сущностной предпосылкой является высшая зрелость, внутренняя психологическая мудрость.

Великие мыслители, гении искусства денег отталкиваются от глубинного философского и теологического знания человечества. Поэтому делать деньги способен только человек превосходящий других в своей личностной зрелости. Это в высшей степени духовный человек….

Другие статьи рубрики:

Рубрика «Предпринимательство»

Все содержание журнала Философия лидерства смотрите здесь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*