Древнеримские правила архитектуры от Витрувия

Витрувианский человек Леонардо да Винчи

Одна из старейших книг по архитектуре принадлежит перу римского архитектора Витрувия. Она написана приблизительно в первой половине I века до н. э.

Книга «10 книг об архитектуре» — это энциклопедия градостроительства и культуры Древнего Рима. Автор систематизирует разрозненные сведения о строительстве и архитектуре, сводит вместе свои знания и сведения из многочисленных греческих источников, которые не сохранились.

Сегодня этот литературный памятник может показаться утратившим всякую практическую ценность. Во времена Витрувия техника была куда проще, а знания окружающего мира порой ошибочны – люди думали, что Земля центр Вселенной, а Солнце, как и другие планеты вращаются вокруг.

Однако, если посмотреть на практические результаты, которые удалось достичь Римской империи, даже имея столь ошибочные представления и примитивную технику, то приходится признать, что было у древних людей какое-то know-how, которое утратилось со временем. Возможно люди стали слишком полагаться на расчеты и машины, а не на свой ум.

Практическая мудрость и культура, которой обладали древние зодчие, позволила создать цивилизацию, до сих пор вызывающую удивление и восхищение, как материальными, так и интеллектуальными достижениями.

Именно с наукой использования ума для решения любой проблемы и знакомит эта книга, оставаясь актуальной несмотря на канувшие в лету века. Эта прагматичная философия выражается в простых принципах и легендах, которые приводит Витрувий, адресуя свою работу не только современникам, но и потомкам.

10 книг по архитектуре Витрувия издание 1521 года
Одно из переизданий трактата «De architectura libri dece» на итальянском языке 1521 года

Личность архитектора

Архитектура у Витрувия начинается с личности архитектора. Он «должен быть человеком грамотным, умелым рисовальщиком, изучить геометрию, всесторонне знать историю, внимательно слушать философов, быть знакомым с музыкой, иметь понятие о медицине, знать решения юристов и обладать сведениями в астрономии и в небесных законах». И все эти знания нужны по причине их практической ценности, а не для того только, чтобы уметь вести беседы на любую тему. Впрочем, и последнее бывает полезно, пишет автор, например, когда архитектору приходится общаться с заказчиком.

Ценность знаний и мудрости Витрувий иллюстрирует такой историей.

«Когда последователь Сократа, философ Аристипп, выброшенный после кораблекрушения на берег острова Родоса, заметил вычерченные там геометрические фигуры, он, говорят, воскликнул, обращаясь к своим спутникам: «Не отчаивайтесь! Я вижу следы людей».
С этими словами он направился в город Родос и вошел прямо в гимнасий, где за свои философические рассуждения был награжден такими дарами, что не только себя самого обеспечил, но и тем, кто был вместе с ним, раздобыл и одежду и все прочее, необходимое для удовлетворения жизненных потребностей.
Когда же его спутники захотели вернуться на родину и спросили его, не желает ли он что-нибудь передать домой, то он поручил им сказать следующее: «Надо снабжать детей таким имуществом и давать им на дорогу то, что может выплыть вместе с ними даже после кораблекрушения».

 

витрувианский человек в изображении Леонардо да Винчи
Пропорции в архитектуре следуют
пропорции тела человека
Витрувианский человек
Леонардо да Винчи

Витрувий тут же уточняет, что кроме технических знаний еще важнее врожденное качество архитектора.

«Дело в том, что глаз не всегда дает верное впечатление, но очень часто обманывает душу в ее суждениях. Так, например на декорациях кажутся выпуклыми выступы колонны, выносы мутулов и фигуры статуй, хотя самая картина, без сомнения, совершенно плоская.
Подобным же образом хотя корабельные весла под водою и прямы, однако глазу они кажутся надломленными, и до того места, где их части соприкасаются с поверхностью воды, они представляются, как они и есть, прямыми, но там, где они погружены в воду, они отбрасывают от своих тел текучие образы, всплывающие через прозрачную и редкую от природы среду к самой поверхности воды; и эти движущиеся там образы действуют на глаз так, что весла кажутся надломленными.
Итак, если истинное может казаться ложным и некоторые вещи глазам представляются иными, чем на самом деле, я полагаю, не может быть сомнения, что по природным условиям местности или по необходимости следует делать известные сокращения или добавления, но так, чтобы не оставалось ничего желать в этих зданиях. А это достигается врожденною проницательностью, а не только знаниями».

 

Ум — сильное оружие

О крайне важной роли архитектора во времена Витрувия можно судить по такой легенде.

«Был родосский архитектор Диогнет, которому ежегодно из государственной казны выплачивалось почетное жалованье за его превосходное искусство. В это время некий архитектор из Арада, по имени Каллий, приехал в Родос, прочел лекцию и показал модель стены с установленным на ней вращающимся краном, которым он захватил гелеполь («градобратель», машина для взятия городов), приближавшийся к укреплениям, и перетащил его по сю сторону стены. Родосцы, увидав эту модель и придя в восторг, отняли у Диогнета назначенное ему ежегодное содержание и передали эту честь Каллию.

Тем временем царь Деметрий, которого ради упорства его духа назвали Полиоркетом, подготовляя поход на Родос, взял с собой знаменитого афинского архитектора Эпимаха. Этот построил с величайшими затратами, старанием и огромным трудом гелеполь, высота которого была сто тридцать пять футов (около 40 м), а ширина шестьдесят футов. Он защитил его шерстью и сырыми кожами так, что он мог выносить удар выпущенного из баллисты камня весом в триста шестьдесят фунтов, а самая машина весила триста шестьдесят тысяч фунтов.

Когда же родосцы потребовали от Каллия, чтобы он изготовил машину против этого гелеполя, для переноски его, согласно данному им обещанию, внутрь стен, он сказал, что это невозможно.

[…] по некоторым моделям видно, что исполнимое в малых размерах неисполнимо тем же способом в больших. Из-за этого-то родосцы, таким же образом ошибившись в расчете, нанесли несправедливое оскорбление Диогнету.

И вот, увидев, что враги упорно их осаждают, что приготовлена машина для взятия города, что им угрожает рабство и опустошение государства, они упали к ногам Диогнета, умоляя его помочь родине.

Тот сначала отказался это сделать, но, после того как благородные девушки и юноши пришли молить его вместе со жрецами, он дал обещание, под тем условием, что, если ему удастся захватить эту машину, она будет его.

Когда это было принято, он в том месте, куда должна была подойти машина, пробил стену и приказал всем гражданам вместе и каждому в отдельности выливать за стену в эту брешь и в выходящие к ней канавы сколько у каждого найдется воды, нечистот и помоев.

После того как ночью туда было вылито множество воды, помоев и нечистот, на следующий день, прежде чем приближающийся гелеполь подошел к стене, он застрял в образовавшейся мокрой луже и не мог быть сдвинут ни вперед, ни назад. Поэтому Деметрий, увидев, что он посрамлен мудростью Диогнета, ушел вместе со своим флотом.

Тогда родосцы, освобожденные искусством Диогнета, принесли ему всенародную благодарность и осыпали его всяческими почестями и наградами. Диогнет отвел этот гелеполь в город, поместил его на площади и сделал на нем надпись: «Диогнет посвящает народу этот дар из военной добычи». Так, в защитном деле нужно запасаться не только машинами, но главным образом мудростью».

Как строить города

Основная задача архитектора — строить города. А город начинается с места и это место нужно уметь выбрать правильно, в соответствии с природными условиями.

«Итак, я полагаю, надо снова припомнить старинное правило. А именно: наши предки, принося в жертву, при постройке городов или военных постов, пасшихся в этой местности овец, рассматривали их печень, и если в первый раз она оказывалась синеватой и больной, то приносили в жертву других, для выяснения, страдает ли скот от болезни или от дурного пастбища. И где после повторных наблюдений они удостоверялись, что печень животных здорова и не страдает от воды и пастбища, там они строили укрепления. Если же они находили печень больной, то заключали отсюда, что и для людей будут вредоносны и вода и пища, происходящие из этой местности, и потому уходили оттуда и переселялись в другие области, ища прежде всего здоровых условий жизни».

Кроме здоровой среды, так же важно и экономика места, которая так же вытекает из природы. Об этом еще одна поучительная история.

«Архитектор Динократ, полагаясь на свои замыслы и мастерство, отправился, в царствование Александра, из Македонии в ставку добиваться царского благоволения. Со своей родины он захватил с собой письма от друзей и близких к высшим начальникам и вельможам, чтобы облегчить себе к ним доступ, и, будучи вежливо ими принят, попросил их как можно, скорее быть представленным Александру. Они ему это обещали, но медлили, дожидаясь удобного случая. Тогда Динократ, подозревая, что над ним издеваются, решил постоять за себя сам. А был он высокого роста, красив лицом и очень статен и виден собою. И вот, рассчитывая на эти природные данные, он разделся на постоялом дворе, натерся маслом, на голову надел тополевый венок, на левое плечо накинул львиную шкуру и, держа в правой руке палицу, явился перед судилище царя, разбиравшего тяжбу.

Когда народ обернулся на это невиданное зрелище, взглянул на Динократа и Александр. Восхищенный им, он приказал пропустить его к себе и спросил, кто он такой. «Динократ, — ответил тот, — македонский архитектор, принесший тебе замыслы и проекты, достойные твоей славы. Я составил проект сделать из горы Афона изваяние в виде мужа, в левой руке которого я изобразил большой укрепленный город, а в правой — чашу, вбирающую воду всех находящихся на горе потоков, чтобы из нее она вытекала в море».

Александр, придя в восторг от этого проекта, тотчас же полюбопытствовал, есть ли в окрестности поля, могущие снабжать этот город хлебом. Когда же он убедился, что это возможно только путем подвоза из-за моря, «Динократ, — сказал он, — я нахожу, что твой проект составлен превосходно и восторгаюсь им, но опасаюсь, как бы не осудили того, кто решился бы устроить на таком месте поселение. Ведь подобно тому, как новорожденный младенец не может ни питаться, ни, постепенно развиваясь, продолжать жить без молока кормилицы, так и город, лишенный полей и их плодов, притекающих в него, не может ни процветать, ни быть густо населенным без изобилия пищи, ни обеспечить жителей без ее запасов. Поэтому, так же как, я думаю, следует проект одобрить, так, полагаю, места не одобрить; тебя же хочу оставить при себе, чтобы воспользоваться твоими работами».

С той поры Динократ не покидал царя и последовал за ним в Египет. Там Александр, обратив внимание на естественно защищенную гавань, прекрасный рынок, плодородные поля по всему Египту и великие выгоды мощной реки Нила, приказал ему построить город, назвав его по своему имени Александрией«.

О воде и акведуках

Древние римляне особое внимание уделяли воде, и поэтому не случайно, что Витрувий специально описывает правила выбора источников.

«Предварительные испытания и проверку источников надо производить так: если источники текут открыто, то, прежде чем проводить из них воду, надо посмотреть и исследовать, каково телосложение у населения, живущего в окрестности данных источников. И если оно обладает телесным здоровьем, хорошим цветом лица, неизуродованными голенями и негноящимися глазами, то источники будут совершенно доброкачественными. Также если будет вырыт новый источник и вода его при ополаскивании ею коринфского или другого сосуда, сделанного из хорошей меди, не оставляет пятен, она будет превосходной. Также если эту воду вскипятить в медном котле, и затем дать ей отстояться и слить ее, и на дне котла не окажется ни песка, ни ила, такая вода тоже будет доброкачественна».

Так же Витрувий описывает и принципы строительства акведуков (водоводы для снабжения городов питьевой водой). Римские акведуки и с современной точки зрения — удивительные сооружения. Это искусственные каналы, прорытые в земле, по которым вода текла в силу естественного уклона, как в реке.

Технологически эти сооружения, включавшие в себя мосты для преодоления рек или впадин, либо специальные «сифоны», не устарели и через тысячу лет после падения Римской империи. Точность строительства некоторых из них и сегодня поражает: акведук Пон-дю-Гар имел уклон всего 34 см на километр. На протяжении в 50 километров перепад высот был всего 17 метров.

После падения Рима во время Средних веков искусство строительства акведуков было утеряно и только к XIX веку в Европе смогли возобновить строительство акведуков.

В 1936 году в Германии был обнаружен действующий участок акведука Айфель. И через 1500 лет после его постройки вода в нем по качеству удовлетворяла современным нормам питьевой воды.

В 2009 году немецкие ученые откопали на территории современной Иордании и вовсе уникальный акведук, снабжавший водой библейский город Декаполис. Длина водовода превышала 170 км, при этом один из туннелей, пробитый в скальной породе достигал в длину 94 км, а его глубина — 80 метров. На строительство сооружения ушло 120 лет ( с 90 по 210 год нашей эры).

Один из секретов римских строителей передает Секст Юлий Фронтин (30 год н.э.—103 год н.э.), ответственный за водоснабжение Рима: «Ни одна другая постройка не требует столько внимания при строительстве, сколько относящаяся к водоснабжению. Поэтому необходимо наблюдать за всеми аспектами таких проектов максимально тщательно, полностью следуя правилам, которые знают все, но следуют которым лишь немногие».

Известная со школьной скамьи легенда о том, что Рим погиб вследствие использования свинцовых труб для водопровода вряд ли имела основания. Римляне старались использовать для своих нужд источники с минеральной водой. Эта вода быстро образовывала в трубах защитную осадочную пленку, которая защищала воду от контакта со свинцом.
Вред от свинца для здоровья и Витрувию был известен: «Преимущества водопроводов с глиняными трубами следующие. Во-первых, если в ней произойдет какое-нибудь повреждение, его всякий может исправить; затем, вода из этих труб гораздо здоровее воды из свинцовых, так как у свинца тот недостаток, что из него образуются свинцовые белила, считающиеся вредными для человеческого тела. А раз то, что из свинца образуется, вредно, несомненно, что и сам он не здоров».

При этом многие римляне пользовались свинцовой посудой и использовали вещества со свинцом в качестве косметики, что и приводило к их ранней смерти. Вероятно, в Риме не все читали Витрувия.

Справка

Марк ВитрувийМарк Витру́вий Поллион (лат. Marcus Vitruvius Pollio) — римский архитектор и инженер второй половины I века до н. э.

На данный момент известна только фамилия — Vitruvius. Имя Марк и прозвище (когномен) Поллион являются вероятными, поскольку источником большей части биографических сведений являются труды самого Витрувия.

Другие статьи по теме:

Тег «Книги»

Все содержание журнала «Философия лидерства» смотрите здесь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*